Česká centra, Czech Centres

Česká centra / Czech centres - logo

Программа

18.05.2006 0:00 - 15.06.2006 0:00

Иржи Давид: Пятая печать

Выставка Иржи Давида явно многозначна по смыслу, но все же зачем она? Сам автор признается, что его работа – о вере. Возможно, поэтому он выбрал для выставки название, напоминающее о сценах из Апокалипсиса. Тем не менее, сама метафора подразумевает нечно большее, чем просто вера. Гонки на Формуле 1 – это возбуждающее зрелище, смертельно опасный вид спорта. Десятки тысяч зрителей, толпящихся вдоль трассы, предвкушают очередной взрыв разбившейся на трассе манины. Современный террор – тоже своего рода смертельно опасная индустрия, гремучая, возбуждающая смесь ненависти, веры, фанатизма, жестокости, бескорыстия, цинизма, рекламы, денег. Мир завел себя в тупик, вероятно, поэтому художник завершает свою серию работой «Пьета».

Проект «Пятая печать» не может решить проблемы современного мира.

Однако, он не является его простым, первоплановым описанием, иллюстрацией.

Я не хочу избавлять себя от ответственности и прятаться за художественным жестом.

Каждый культурный контекст, а также и каждое человеческое существо по отдельности, имеет право не различать разные коды «чтения» языка искусства, который к нему обращается.

Таким образом, не существует идеала, в котором содержание стало бы настолько общепонятным, что при этом его форму не могли бы истолковать по-разному.

И поэтому каждая эпоха ищет свои изобразительные инструменты для заключения договора об осмысленности и концентрации своего идейного послания без утраты собственного значения и памяти. И это несмотря на различие, или именно благодаря различию форм послания или изменению эффективности при выборе средств коммуникации.

Так, проект «Пятая печать», в его вульгарном и не только, обобщении легко и логичестки может быть неправильно интерпретирован.

Например, он может казаться циничным, утонченным заигрвыванием с насилием.

То есть как легкомысленное глумление над невинными жертвами и их непосредственными убийцами.

Но он мог бы подтолкнуть и к другой интерпретации, когда его содержание однозначно читалось бы, под влиянием формы, как воспевание правомерности насильственного, партизанского бунта против мажоритарных политических систем. Своей работой над этим проектом я могу отклонить эти и другие упрощенные объяснения, но одновременно и дать повод для других неясностей, например: Что означает вездесущий белый цвет? Что означают несовершенства имитации одежды фигуры юноши на фотографиях?

Что означает присутствие трех имен Архангелов на одежде юноши среди названий боевых организаций?

Что, собственно, означает и к чему отсылает название проекта «Пятая печать»?

Почему на фотографиях появляются совершенно белые автомобили Формулы-1?

Почему отдельные фиругы показаны в роли их пилотов?

Да, я несу полную ответственность за все возможные, и «неправильные» интерпретации, но я полностью представляю себе интерпретацию «правильную».

Например, современный чешский философ и мой друг Вацлав Белоградский в этой связи, хотя и в другом контексте, говорит (цитирую): «Хорошо написанная фраза – это фраза ненаписанная» (то есть та самая фраза между строк).

Да, проект «Пятая печать» - это та самая ненаписанная фраза между строк и если «читатель» сможет правильно, беспристрастно  прочитать ее, то он становится, по полному праву и безраздельно, ее соавтором! Это значит, что он уже разделяет ответственность за ее прочтение, за ее интерпретацию в своем собственном культурном контексте.

Ведь именно поэтому  искусство, как известно, не является ни уличным плакатом, ни простой ангажированной агиткой, ни простым эстетизированным декором событий и действий. Кроме того, оно не не должно находиться в руках какого бы то ни было культурно-политического аппарата, то есть в руках самозванных уполномоченных интерпретаторов, толкователей.

Мне хотелось бы частично показать все это на примере завершающей фотографии моего проекта.

Речь идет о так называемой «Пьете».

Что мы, собственно говоря, видим: На идеологически размытом фоне сияют две фигуры. Женщина, закутанная в простой плащ, держит на руках юношу (молодого мужчину?!)

Все в нашей христианской культурной памяти неотвратимо подталкивает нас воспринимать эту сцену как архетипический праобраз чистой Девы Марии и страдающего за нас Христа. Образ окружен мучительно-сладостной атмосферой наивных, как бы в серьез воспринимаемых святых изображений. Вся эта атмосфера, однако, может воспринематься и как дешевый, «ярмарочный», жанровый китч.

При ближайшем рассмотрении зритель может вдруг обнаружить, что на белый комбинезон молодого мужчины в белой маске нанесены черно-белые надписи, названия многих повсеместно известных террористических групп и движений, а также и вышеупомянутые имена Архангелов (Гавриил, Уриил, Рафаил).

Что все это означает?

Может быть, здесь выражено преклонение перед насильственными действиями этих упомянутых террористических групп, жаждущих искупления?

Может быть, за этими группами признается легитимность с вознесением на небеса?

Может быть, за ними признается сила и шанс изменить мир, через отрицание или подмену христианских принципов?

Может быть, в этой метафоре за ними признается легальность единственно возможной формы сопротивления своим идеологическим противникам?

И не является ли это все насмешкой, оскорблением высоких христианских символов, не является ли это признанием их возможной моральной опустошенности, невнятности, профанации?

Не полемика ли это о смысле утраты внутренней и внешней свободы каждого из нас, для удержания, так называемой, безопасности?

Или это просто обобщенная полемика о влиянии терроризма на так называемую глобализованную демократию?

 

Или не в том ли, скорее, смысл, что Мадонна оплакивает сегодняшний мир насилия, уже не способный найти выход, а фигура юноши у нее на руках несет на себе стигматы, принимает на себя муки современного поколения, в форме неких рекламных нашивок?

Или язык искусства уже больше не способен находить эффективные изобразительные средства для осмысленного осознания мира?

Или все это можно интерпретировать как диалог между красотой и сочувствием?

И не является ли это, к тому же, тоской по обычному сосуществованию людей в мире крупных глобальных стратегий?

А не простая ли это игра с образом вездесущей рекламы, торговых марок, маркетинга, которые стали лицемерной маской для благополучного бизнеса при непонимании духовной памяти культурных контекстов?

То есть не стали ли уже, например, ХАМАС, Аль-Каеда, ЭТА торговой маркой как KFC или «Кока-кола»?

 

Но, возможно, «Пятая печать» сознательно не сторонится ни одной из этих потенциальных интерпретаций. Проект «Пятая печать» не дает жестко определенных ответов, а ищет или, скорее, предоставляет пространство для договора об общем языке, о его качестве, о понимании применения новых контекстов, прояснении и уважении к точке зрения, с которой «рассказывается» его история.

 

И как я добавляю вместе с Вацлавом Белоградским (цитирую): «Каждый человек – это текст, который ищет своего идеального читателя, каждый надеется, что кто-то его прочитает так, как он был написан, как понимал поступки и идеи, которые он закодировал в своей жизни».

 

Иржи Давид, Прага, 29.1.2006

 

Где:

Юлиуса Фучика 12/14
123056 Москва
Россия

Когда:

Od: 18.05.2006 0:00
Do: 15.06.2006 0:00

Организатор:

Центр им. Сахарова


Напоминание о мероприятии
Это мероприятие уже началось