Česká centra, Czech Centres

Česká centra / Czech centres - logo

Программа

03.12.2004 0:00 - 0:00

Выставка ПЕТР ЛЕБЛ: Я не художник...

Выставка ПЕТР ЛЕБЛ: «Я не художник...» подготовлена Институтом театра в Праге в 2004 г. в сотрудничестве с Международным фестивалем «Дивадло» («Театр») в г. Плзень. Автор выставки: Власта Смолакова. Оформление выставки и плаката: Эгон Л. Тобиаш. Перевод на русский язык: Елена Коломийцева, Ольга Лукова. Авторы выставки выражают благодарность Управлению культурных связей Министерства иностранных дел Чешской Республики за помощь в подготовке выставки.

ПЕТР ЛЕБЛ:

«Я НЕ ХУДОЖНИК...»

 

«Я не художник. Я становлюсь художником, когда это нужно. Я говорю себе: да, я это не умею, но хочу уметь. Когда я придумываю костюмы, то не жалею на них «золота», «серебра», «драгоценностей», всяких перьев – особенно мне нравятся перья страуса и кондора, обожаю хрусталь и расписанные вручную материалы. Маски, парики и вообще театральные костюмы – это моя особая любовь. Понимаете, это очень актуально – играть про людей, которые прячут свои лица под масками и меняют костюмы порой так быстро, что вы и глазом не успеваете моргнуть.

Ести говорить о костюмах, то я считаю, что самое важное – отделить с их помощью актера от зрителя. С одной стороны, чтобы и те и другие не смешались в однородную массу, с другой же стороны для того, чтобы облаченные в «неординарные» одежды актеры стремились вызвать у зрителя симпатию, расположение.

В одном из наших спектаклей сцена, на которой мы играем, располагается глубоко внизу, под зрительным залом – зрители смотрят на нас сверху. При этом сама сцена вовсе не случайно наводит на мысль о выгоне для животных. Просто таким образом нам хотелось показать зрителям, как глубоко мы их уважаем». (1988)

 

Петр Лебл (1965-1999), без сомнения, был самым талантливым среди чешских режиссеров последних двадцати лет двадцатого века. Сегодня, по прошествии времени, это ясно даже тем, кто при жизни ни за что не желал его замечать. Критиков особенно раздражала его любовь к визуальности: яркое воображение и необычные фантазии Лебла, «оживавшие» в его спектаклях, были излюбленной мишенью тех, кто, не принимая его творчество, обвинял режиссера в нагромождении эффектов, в чрезмерной «художественности» и, наконец, в «разбазаривании таланта» ...

Первые режиссерские опыты Лебла в любительской труппе «ДОПРАПО» (затем – «Как вам ехалось», позже «ЕХАЛО»), с которой он в 1985 году поставил свой дебютный – сегодня уже легендарный – спектакль «Гротеск» по Курту Воннегуту, явили театру личность, мастера, стиль работы которого можно назвать емким немецким словом Gesamtkunstwerk: Лебл сам писал сценарии, сам был сценографом и художником по костюмам, сам создавал звуковую партитуру, ну и, наконец, сам был всему этому режиссером.

В период работы в любительском театре (1985-1991) Лебл со своей труппой создал девять спектаклей. Помимо «Гротеска» это были «Тавридий», «Исправительный дом», «Змей», «Мата Хари», «Превращение», «Певица Жозефина и ее братья», «Wесело», «Сборщик квартплаты». На чужих площадках Лебл в эти годы выступал в качестве сценографа, оформив шесть спектаклей – «Мерлин», «Служанки», «Она сильна в зоологии», «Свадьба», «The Best of Mozart» и «Colas» (в последних двух он также был и режиссером, скрыв свое имя под псевдонимом Летиция фон Бранденштайн).

В историческом ноябре 1989 г. Лебл, объединив вокруг себя единомышленников – студентов школ изящных искусств, придумал (в сотрудничестве с А. Вотавой) и разыграл пленерный хеппенинг «Нет – насилию». Главным элементом декораций необычного действа на пражском поле Летна стал фундамент возвышавшегося здесь некогда памятника Сталину.

Перейдя в категорию «профессионалов» (с 1992 по 1999 г.) он шокировал уже первым своим спектаклем – постановкой пьесы «Войцев» Э. Л. Тобиаша в театре «Лабиринт». Следующая его работа по пьесе Т. Дорста «Фернандо Крапп мне написал письмо» не просто поразила – ослепила. Тогда же, в 1992 г., во время работы над «Войцевым», он познакомился с художницей по костюмам Катержиной Штефковой, которая, почувствовав и приняв эстетику Лебла, стала его помощницей в работе над всеми последующими спектаклями.

В 1993 г. Петр Лебл был приглашен к постановке пьесы Яна Антонина Питински «Детская» в пражском театре «На Забрадли». Знакомство с театром быстро переросло в тесное сотрудничество: начиная с сезона 1993/1994 гг. и вплоть до своего добровольного ухода из жизни в 1999 г. Лебл был художественным руководителем театра. Здесь им были созданы двенадцать спектаклей: «Служанки», «Наши гордецы», «Чайка», «Ревизор», «Герой Запада», «Кабаре», «Иванов», «Мать», «Wесело», «Кошачья игра», «Полковник Птица», «Дядя Ваня». Все спектакли стали событием, все вызвали невероятно живой интерес обычно такой чопорной и всезнающей критики, некоторые из них были номинированы на высшую театральную премию Чехии – премию Радока, и два из них – «Чайка» (1994) и «Иванов» (1997), признанные лучшими спектаклями года, - эту премию получили.

Сценография большинства этих спектаклей была также делом ума и рук самого Лебла, придумавшего для себя как сценографа псевдоним Вильям Новак (иногда фигурировал просто Н. В.). Некоторые спектакли оформили самобытные театральные художники Ян Душек и, прежде всего, Ян Марек, которым Лебл доверил воплотить в жизнь свои неординарные идеи.

Фантазии Лебла – художника были близки и другим режиссерам: для спектакля Яна Антонина Питински он оформил спектакль «Она сильна в зоологии», для Веры Хитиловой – «Story», Давил Левин пригласил Лебла в немецкий Шверин, где им была создана сценография для спектакля «Карьера Артуро Уи».

В 1996 г. Леблом был выпущен великолепный спектакль в Тель-Авиве, в Национальном театре Habima – «Сирано де Бержерак» Ростана, оформленный художником Александром Лисянским, в котором Петр Лебл нашел родственную душу. Через год, в 1997 г., он обратился к чешской классике, поставив в Национальном театре в Праге оперу Бедржиха Сметаны «Бранденбуржцы в Чехии» (сценография – совместно с Шимоном Цабаном).

Театральная сценография была не единственной областью, в которой Петр Лебл реализовывал свой талант художника. Окончив в свое время Школу промышленной графики по специальности «графическое оформление печатной продукции», Лебл с успехом применял свои знания на практике: будучи еще в категории «любителя», он являлся автором программок (таких же оригинальных, как и его спектакли) ко всем своим спектаклям, не забросил он это занятие и перейдя в профессиональный театр; Лебл придумал множество плакатов как к любительским театральным постановкам, так и позднее, уже в 90-е гг., выполненных специально на заказ для профессионального театра (в том числе и для Международного фестиваля «Театр» в Плзне в 1994 г.); придя в 1993 г. в Театр «На Забрадли», Петр Лебл разработал новый вид билетов, афиш и другой «фирменной» печатной продукции театра.

Серьезное отношение к визуальности и художественной форме сквозили в любом деле, за которое брался Лебл – в том числе в самом стиле его жизни: это и постоянные смены причесок, и эксперименты с одеждой, а чего только стоят его дневники и переписка или, скажем, совершенное по стилю кафе в Театре «На Забрадли», интерьеры которого он придумал. Стремление к визуальности, как к гармоничному дополнению содержания, отразилось и в том, как Петр Лебл работал с драматическим текстом: примером могут служить «ненаглядно»-наглядные материалы – схематичные цветные конфигурации, которые Лебл создавал при работе над спектаклями с большим числом действующих лиц, оформление сценариев к любительским спектаклям, режиссерские экземпляры, испещренные рисунками и зарисовками, эскизами сценографии и костюмов (настоящим сокровищем в этом смысле является экземпляр к «Сирано де Бержераку»). В сценариях Петра Лебла, написанных им для кино и телевидения (не все из них были реализованы), он так же тщательно, с любовью, подходил к выбору средств визуального воздействия.

Благодаря этой «художественно-визуальной» эстетике Лебла сейчас можно наглядно проследить тот путь, проходя который возникавшая у него творческая «идея» преобразовывалась в «результат»: от первичного (текстового) импульса – к эскизам костюмов и сценографии, далее – к подробным чертежам всех технических параметров (план сцены, вид в разрезе, схема размещения рефлекторов и точное указание места каждого из предметов реквизита), затем – макеты (их, к сожалению, мало) и, наконец, - к непосредственной реализации задуманного (фотографии, видеокассеты, а иногда даже сохранившиеся фрагменты декораций, костюмы, реквизит...). Материальным, «вечным», подтверждением конечного результате этого процесса является пара профессиональных кассет с некоторыми из спектаклей Петра Лебла, записанных им специально для телевидения («Фернандо Крапп мне написал письмо», «Наши гордецы», «Чайка», «Ревизор», «Иванов»), - так, благодаря телевидению, у Лебла появилась возможность увлечь за собой, в удивительнейший мир своих неповторимых спектаклей, огромное число зрителей ...

Создатели выставки попытались выхватить из времени, из истории мира театра одно из его вечных мгновений – по имени Лебл, неистощимые фантазии которого удивляют, поражают, восхищают, завораживают...

Власта Смолакова

 

Где:

Юлиуса Фучика 12/14
123056 Москва
Россия

Когда:

03.12.2004 0:00 - 0:00

Организатор:

Институт театра, Прага


Напоминание о мероприятии
Это мероприятие уже началось